Встреча с казаками

В рамках празднования Дня православной книги 11 марта 2013 г. на кафедре теологии Липецкого государственного педагогического университета состоялась презентация книги «Шолохов и Православие», выпущенной Международным фондом единства православных народов. Особенно радостно отметить, что среди авторов книги – сотрудники нашего университета: доктор филологических наук, профессор Людмила Георгиевна Сатарова и кандидат филологических наук, доцент Наталья Валерьевна Стюфляева. На презентацию были приглашены представители отдела по работе с казачеством Липецкой и Елецкой епархии и Липецкого казачьего округа Всевеликого войска Донского. Поднятые темы вызвали неподдельный интерес не только казаков и преподавателей, но и студентов-теологов, которые захотели глубже понять роман М.А. Шолохова «Тихий Дон» и православную позицию писателя.

Из памяти поколений, живших при советской власти, был вычеркнут значительный пласт русской жизни, связанный с историей и культурой казачества – военно-земледельческого сословия, бытовавшего только на Руси. Судьба казачества, этого уникального явления русского национального духа, в ХХ веке сложилась трагически. В огне революции и гражданской войны оно было уничтожено как сословие, разрушен старый, многовековой уклад казачьей жизни. Но кровь мучеников за веру и Отечество зря не проливается: рано или поздно она дает обильные духовные всходы и служит залогом возрождения народа в последующих поколениях. Какую роль сыграло казачество в нашей истории? И почему сегодня с возрождением Дона у россиян вновь связываются надежды на восстановление Великой России?

Эта тема возникла не случайно. Наша земля имеет глубокие исторические связи с Областью Войска Донского, которая издревле заселялась выходцами из центральной и южной Руси и долгое время входила в состав Воронежской епархии. Современные жители поселений, расположенных по берегам Дона, даже не догадываются о том, что они являются прямыми потомками казаков. «Перекипающее под ветром вороненой рябью стремя Дона», «задернутая текучим маревом степь», «вилюжины балок, суходолов, красноглинистых яров, ковыльный простор с затравевшим гнездоватым следом конского копыта» – колыбель донского казачества. Древние курганы, в мудром молчании берегущие зарытую казачью славу, еще помнят те героические времена, когда вольные предки казаков поднимались как один на защиту Отечества и Православия, верой-правдой служа белому царю и не щадя жизни своей за землю русскую. В течение многих веков казачество было верным оплотом российской государственности, защитником и хранителем чистоты православной веры. Дух удальства, молодечества, товарищества, братской любви пронизывал всю жизнь христолюбивого казачьего воинства, высшей доблестью для которого было «положить душу свою за други своя».

Казаки называли себя рыцарями Православия, борцами за чистоту веры. Сердцевина казачьей натуры и вместе с тем символ веры этого бесстрашного воинства сконцентрированы в том воинском кличе, с которым обращались они к отважным и честным сынам своего племени: «Кто хочет за веру христианскую быть посажен на кол, кто хочет быть четвертован, кто готов претерпеть всякие муки за Святой Крест, кто не боится смерти – приставай к нам. Не надо бояться смерти – от нее не убережешься. Такова казацкая жизнь». Первым непременным условием принятия в казачье братство было исповедание православной веры и присяга на верность православному государю российскому. Были в среде казачества и люди с темным прошлым – убийцы, преступники, проходимцы. Но на характер товарищества они никакого влияния оказать не могли: им приходилось либо в корне изменяться, либо принимать лютую казнь от казаков.

Именно стойкая православная закваска, которая передавалась из поколения в поколение и крепко накрепко спаяла этих бесстрашных воинов, позволяла казакам на протяжении веков оставаться монолитом, рассекавшим надвигавшиеся с юга волны мусульман, а с запада – католиков. Казаки смогли отстоять Русь, а в конечном счете всю Европу, от беспощадных турецких полчищ и хищных татар, стотысячные набеги которых наводили ужас на все население от берегов Черного моря до моря Балтийского. Они защищали Кавказскую Линию, не допуская разгореться конфликтам, которые сегодня раздирают южные границы нашего государства.

Казаки участвовали во всех войнах, которые вела Российская империя. Достаточно вспомнить хотя бы такие яркие события русской истории, как взятие Азова, покорение Сибири Ермаком, поголовное ополчение казачьего войска в 1812 году, легендарного атамана Платова. Казаки сыграли решающую роль в окончании первой русской Смуты и избрании на царствование первого Романова. В начале 20 века судьба России решалась на Дону, ибо среди многочисленных казачьих образований государства Российского именно Войско Донское являлось самым крупным и дееспособным. Оно обладало наиболее крепкими и укорененными в прошлом традициями, колоритным бытом, неповторимым духовным укладом.

Явление Михаила Александровича Шолохова в русской литературе ХХ века не только глубоко закономерно, но и составляет итог ее многовекового развития, теснейшим образом связанного с жизнью народа и государства. В романе «Тихий Дон», как в океане, слились воедино многочисленные реки и ручейки русского национального мироощущения, которое зародилось в древности, расцвело в классический период отечественной культуры и во многом исчерпало себя в ХХ веке.

Творческий путь писателя отмечен исповедничеством. В то время, когда пролетарские авторы прославляли торжество красной идеи, новой советской морали, победу антихристова начала в человеке, Шолохов занял позицию над схваткой: «ни те, ни эти не по совести». В течение многих десятилетий ему приходилось отбиваться от обвинений в плагиате, в политических ошибках, отстаивать свои произведения перед цензорами и другими политконтролерами. Известно, что борьба за финал «Тихого Дона» шла у Шолохова с самим Сталиным. Последний настаивал на том, чтобы в финале романа Григорий все-таки стал большевиком. Но писатель не поступился правдой, не пошел против своей совести художника. В известном письме Е.Г. Левицкой он твердо заявил о своей авторской позиции: «Делать Григория окончательно большевиком я не могу… Заявляю это категорически. Я предпочту лучше совсем не печатать, нежели делать это помимо своего желания, в ущерб и роману и себе… А я все ж таки допишу «Тихий Дон»! И допишу так, как я его задумал». Во время коллективизации писатель первым начал говорить правду о голоде. Он пишет письма Сталину, пытаясь пробудить совесть властей: «Я видел такое, чего нельзя забыть до смерти»; «Слов нет, не все перемрут даже в том случае, если государство вообще ничего не даст». Шолохов поднял свой голос протеста против того произвола, который творился на Дону, первым осмелился заговорить о незаконных репрессиях. Во время Великой Отечественной войны он (опять же в числе первых) начинает разрабатывать одну из самых трагических в советской литературе тем – плен и отношение к пленным. В 1960-70-е годы Шолохов активно выступает в защиту русской культуры, русского народа, имеющего за своими плечами великую и трагическую историю. Писатель не боялся говорить и писать правду, когда другие старались умалчивать о ней. В беседе с журналистом-земляком А. Калининым Шолохов как-то сказал: «Писатель должен уметь говорить правду, как бы ни была она горька… К оценке литературного произведения в первую очередь нужно подходить с точки зрения правдивости».

В книге «Шолохов и Православие» приведено множество фактов биографии писателя, помогающих понять его отношение к Православию: как юный Михаил Шолохов стал завсегдатаем библиотеки священника; как венчался с дочерью «служителя культа»; как спас Вешенскую церковь от разрушения; как встречался и беседовал с Патриархом Пименом. Сегодня стали известны и рассуждения самого Шолохова о Боге, бессмертии, Истине, которые свидетельствуют о том, что автор «Тихого Дона» высоко ценил основы именно традиционной, христианской морали и нравственности, определяемые подготовкой человека к вечной жизни. Пожалуй, лучше всего его отношение к вере можно передать словами одного из второстепенных персонажей «Тихого Дона», «высокого дряхлого деда», дающего казакам-второочередникам с хутора Татарского тексты молитв. В ответ на подтрунивания одного из казаков дед строго перебил: «Ты, молодец, не веруешь, так молчи!.. Ты людям не препятствуй и над верой не насмехайся. Совестно так-то и грех!»

Перечитывая историю казаков, мы вдруг сердцем ощущаем их близость по духу; время отступает, и вновь русский человек осознает себя носителем и защитником Христовой Правды. Становится несомненным: оздоровление и обновление России невозможно без возрождения казачества, его традиций и культуры, неразрывно связанных с русской историей и Православием.

Наталья Стюфляева,
кандидат филологических наук,
доцент Липецкого государственного
педагогического университета

 

Последние новости